20 декабря 2016 г 12:09
 
Ноги проваливаются в сыпучий рыхлый снег. Каждый шаг, каждое усилие даются с трудом: снег затягивает, «всасывает» ногу, не дает опоры, старается опрокинуть путника. Когда ненадолго нападаем на снегоходный след, покрытый тонким ледяным настом, радуемся как дети: можно идти, не проваливаясь, не падая. Мы идем так – сколько: час, день, а может целую вечность? «Еще полтора километра до тропы!», - объявляет чей-то голос из-за елок. «Ну-ну, мы слышали то же самое полтора километра назад…».

40ba7526410e226768e6924b8ef0bfe5.jpg

Позади меня Вика всхлипывает: «Я больше никогда не пойду в поход зимой!», а я думаю про себя: «Господи, какая же ты крутая! Я в твои шестнадцать лет даже до тропы не доползла бы! Держись, не падай духом!». А сама читаю «Отче наш» по кругу – как мантру. Чтобы не пускать в голову напрасных эмоций и изматывающих больше, чем снег, мыслей. Таня успокаивает ее: «Представь, что эта такая медитация. Иди себе и иди». Стас тоже подбадривает – я не слышу, что он ей говорит, но слышу, как. Это «как» ободряет и меня. Я оборачиваюсь и зачем-то выдаю жуткую банальщину вроде: «Зато представь, как ты будешь уважать себя, когда все это преодолеешь», - и тут же хочу стукнуть себя палкой: молчи, умник!

e395466513bc340a4aa7befeeb826054.jpg

Впереди меня Ангелина останавливается и бессильно объявляет: «Все, я больше не могу!». Никто ее не торопит, не уговаривает. Пятеро солидарно валятся прямо на снег. Я говорю: «Девчонки, у меня полное ощущение, что вместо ног у меня русалочий хвост, и я вынуждена идти на нем по тропе». Таня достает термос с последними скудными глотками чая, мы делим их поровну. Сушняк. А Валюха – что бы ни случилось – улыбается. Мы улыбаемся ей в ответ: потому что не улыбнутся не получается. На ум приходит неуместная мысль: «А ведь сколько килокалорий мы потратили за этот поход! Могли бы сделать что-то общественно полезное: дом кому-нибудь построить. Хорошо, не дом, но фундамент точно залили бы всем миром». Знали ли мы вначале, что будем вот так без сил валиться на снег? И если бы знали, все равно бы пошли?

d59ab434ce80fe0b7cd4d1af674095be.jpg

А начиналось все безобидно: мы шли по утоптанной туристической тропе на хребет Зюраткуль. Шли мимо поваленных деревьев с витиеватыми кружаками снега на стволах, мимо пней с белыми «шапками», сквозь березовые «арки», через ели с тяжелыми вьюжными «медалями» на груди. Перед вершиной свернули налево – в направлении Голой Сопки, нашей цели. Вот тут-то и начались приключения. Катя надела снегоступы и повела нас, за ней шли парни и тропили (прокладывали путь, утаптывали снег). Следом – мы, девочки.

8713c8548895cbe11017b2e2505f8eff.jpg

Когда прошли лесной участок, вышли на курумы: скрытые под снегом валуны. Валя предупредила: «Девочки, ступаем осторожно: под снегом могут быть глубокие ямы». И действительно: впереди видим, как Андрюха провалился в такую по плечи. Ветер неравномерно насыпает снег на валуны: и под верхним слоем скрываются глубокие пустоты. Проваливаешься в такие ямы не быстро: снег амортизирует. Однако ногу подвернуть – вполне реально. Смотрим, конечно, под ноги, но краем глаза замечаем впереди: голубые покатые волны гор. Только зимой, в такую морозную и ясную погоду и открываются такие виды. А у меня сразу мысль, от которой улыбаюсь: «Ты не в Непале, ты – в России!».

f542672b86df4cbe1ad569cb9b041986.jpg

Наконец вышли к подножью Голой Сопки, перекусили и наверх. Ползти по ледяному насту сложно и опасно: часть наших девчонок остается ждать остальных в лесу. Экстрим еще тот: если сорвешься и покатишься вниз, то ближе к подножью встретят «гостеприимные» островерхие камни. Стараюсь не смотреть туда: только перед собой, на выдолбленные ребятами ледяные ступени. Уф, наконец, рыхлый снег. Отдых. Сзади скулит Варшава – огромный черный водолаз. Ей с ее весом и габаритами очень сложно угнаться за нами. Мы с Валей зовем ее, уговариваем: «Айда сюда, Варша!». Она, цепляясь когтями на ледяную корку, боком добегает до нашего «островка». Опасный участок для нее пройден.

fb6007237ebd42415ed17f6a4665878c.jpg

Но не для меня. В какой-то момент я чувствую: под прочными выемками ступеней скрывается лед. Всего-то метров десять до вершины осталось! Но я медленно начинаю соскальзывать вниз. Дыхание перехватывает, сердце бешено стучит. Смотрю наверх: осталось-то совсем ничего. Но руки в скользких перчатках и ноги в раскатанных сапогах предательски пробуксовывают, проскальзывают. Я вообще вся скользкая: сноубордические куртка и штаны – катиться буду хорошо и далеко. Аккуратно нащупываю ногой выемку, что пониже, потом еще одну и еще. Спускаюсь. Мне обидно. Хочется снять бестолковые сапоги и выкинуть их – и ползти в одних носках.

0b470f541a1021b9040570ece2362731.jpg

Андрюха увидал меня с вершины и начал спускаться. Я кричу ему: «Не надо!», а он пятками выдалбливает себе путь по ледяному склону. Встает позади меня и держит руками мои ноги. Вот такая вот человеческая лестница. Человеческая – и очень человечная. Когда москвичи поворачивают назад, уральцы приходят им на помощь. Не зря ведь говорят: Сатка – город сильных людей. Один шаг, второй шаг, третий – все с его помощью, я ведь даже руками не могу ухватиться – лед! Проползаем опасный участок, а дальше сама по ступеням. И вот она, вершина! Отсюда Сатку видно как на ладони. Дымящие трубы завода, опоясанные малюсенькими домами-бусенками. Тихо, красиво, спокойно. Солнце пробивается сквозь облака теплыми лучами. Радость внутри. Горы на 360 градусов – так и сидела бы тут. Но нужно спускаться: девчонки в лесу замерзли.

df6f0be45a6e50d6ea36f6f06af334ef.jpg

Обратно возвращаемся новым путем, нижней тропой через лес, по меткам на деревьях. И именно тут под ногами и пересыпается этот коварный снег, что не дает идти ровно. Нога проскальзывает, подворачивается, увязает. Мы в зыбучих – нет, не песках – снегах. Но они тоже не длятся вечно – и мы наконец выходим на тропу. Над нами луна, круглая, полная, яркая, как фонарь. Уже по темноте спускаемся в поселок Зюраткуль. Андрюха включает музыку в машине, мы с Ангелиной пританцовываем вокруг. Мы это сделали! Подтягиваются Лена и Стас с навигатором: «Время в пути: 8 часов 44 минуты. Мы прошли 14 километров, 7 из которых - по снегу». Семь километров по сугробам, проваливаясь то по колено, то по бедро, а иногда и проползая на четвереньках. Как мы вообще это осилили?

5a611b2890cb2b499be0b2b4ccaa64ef.jpg

«Зато представь, как ты будешь уважать себя, когда все это преодолеешь», - вспоминаю я. Но как ни странно в конце пути мысли не о себе, а о них: какие же они крутые – те, что взяли меня в поход. Те, что шли рядом. Ребята, спасибо вам!

123a638eb5aae8d8d1db3198a918152e.jpg


http://nalegke.com/index/po-snezhnomu...ozhyu.html

Все фото этой истории

 
 

Похожие истории других авторов

РОССИЯ. Курилы. Как мы давали имя острову Гнечко.
РОССИЯ. Курилы. Как мы давали имя острову Гнечко.
Экстрим - Экспедиция - Океан - Труднодоступные места - Острова 25 марта 18:16
 
Медведи, которые ловят рыбу на расстоянии 10 метров от тебя - это Камчатка!
Медведи, которые ловят рыбу на расстоянии 10 метров от тебя - это Камчатка!
Экстрим - Развлечения - Экспедиция - Рыбалка - Озёра и реки 14 февраля 10:19
 
РОССИЯ. Из Сибири с любовью: Шерегеш
РОССИЯ. Из Сибири с любовью: Шерегеш
Экстрим - Развлечения 15 января 09:08
 

Похожие истории автора

ОпасностиПутешествияВокруг света

ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ. Легкой вам дороги, странники!

Удивительно и очень знаково, что в наших православных церквях молятся о «плавающих и путешествующих, страждущих и плененных». Не далЁко странник от плененного стоит, потому что в пути все может…

11 ноября в 09:15

На мотоциклеПутешествияВокруг светаПрирода

РОССИЯ. Мотокрым: безумие или приключение? #3 Внутри красоты

Мы подходим к краю – а там, под нами, блестит и переливается бирюза. Чуть дальше от берега она наполняется синевой, а у горизонта отбеливается до голубого. Мы не верим своим глазам. Из нас вырывается…

26 октября в 09:27

ПутешествияОбраз жизниВокруг светаПрактические советы

ВЬЕТНАМ. Лаосские отходняки

Мы лежим на мягкой перине гостиничного номера в Хюэ. Нет, скажу по-другому: мы при параде – по крайней мере, так нам кажется – мы свежевымытые, вкуснопахнущие и обильнонакормленные. Мы в чистой, не…

04 сентября в 09:45

Обычаи и традицииПутешествияОбраз жизниГородаЖителиЛюди

ВЬЕТНАМ. Ханой: большая стирка #2

В Ханое куда ни повернешь голову, везде что-то происходит: на ткацкой улице разворачивают широкие рулоны ярких тканей; в квартале жестянщиков сваривают трубы – без всякой защиты, звенят гвоздями…

28 августа в 09:41

Обычаи и традицииПутешествияОбраз жизниГородаЖители

ВЬЕТНАМ. Ханой: большая стирка #1

Оказаться на улицах Ханоя – все равно, что попасть в стиральную машинку. Голова кругом. Широкие проспекты и узенькие улочки перекручиваются с налепленными невпопад, наугад, как попало коробками…

16 июля в 09:36

На мотоциклеПутешествияВокруг света

РОССИЯ. Мотокрым: безумие или приключение? #2

«Женя, ты шестой раз за день рвешь мне мозг!», - говорит моя сестра Настя. Подходит к концу первый день нашего мототрипа. «Сначала я боялась сидеть на скутере, думала – упаду, и держалась руками и…

23 июня в 09:25

На мотоциклеПутешествия

РОССИЯ. Мотокрым: безумие или приключение? #1

«Со мной раньше никогда такого не случалось», - говорю я. «Сколько ни езжу по миру, а такая нелепость впервые!». Мы сидим с сестрой в маршрутке и смеемся: и над нашей недальновидностью, и над…

10 июня в 09:19