20 августа 2016 г 20:14
 

История о том, как житель Владивостока решил построить школу в непальской деревне

Фото предоставлено автором

Роман Гек — 28-летний состоятельный архитектор из Владивостока, в рабочем портфеле которого не только российские проекты, но и канадские и китайские. Привлекательный. Никогда не курил, пить избегает даже в компаниях. Вот уже больше года Роман вкладывает собственные финансовые средства и силы в строительство современного учебного комплекса в высокогорной деревне Джапхе. Это в Непале. С лопатами, ломами, тачками, кувалдами, кирками и командой волонтеров этот архитектор упорствует в намерении создать в стране тотальной безграмотности и безработицы место, где хотя бы сотня учеников сможет успешно окончить 10 классов и поступить в высшее образовательное учреждение, которое не то чтобы гарантирует, но даст шанс молодой девушке или парню на достойную жизнь.
— Роман, здравствуйте. Скажите, актуален ли еще поиск волонтеров в проект School for Nepal? Имею намерение приехать, если моя кандидатура подойдет.
— Да, конечно. Пишите на почту. Вам скоро ответят.
Скоро не отвечают, а кандидатура вполне ожидаемо не подходит.
Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
Волонтерский дом
— Педагогического образования у вас нет — преподавать у нас вы не можете, а на стройку девушек сейчас мы не берем, — отчеканивает Роман, строгостью пытаясь замаскировать смущение от необходимости отказать.
Едва завязавшееся знакомство под угрозой. Предпринимаю еще одну попытку:
— Нечестно же? Женщины зачастую выносливее мужчин.
— Никто из представительниц прекрасного пола не может махать 16-фунтовым молотом 7 часов подряд. Работа тяжела даже для некоторых парней, — поясняет архитектор и сокрушается: большинство заявок приходит от девушек! Почему хрупкие красотки готовы ехать в такую даль, а парни нет?


Волонтеры
Условия работы в этой дали действительно суровы. Задуманное здание в российских реалиях, с наличием техники, качественных стройматериалов и квалифицированных рабочих, можно было бы сваять за месяц или чуть более. Здесь же о бульдозерах и прочей крупногабаритной технике, которая способна упростить и ускорить процесс, думать не приходиться: участок под строительство расположен в 500 метрах от ближайшей, а ныне и вовсе заваленной дороги. Проезда к участку нет. Поэтому в распоряжении оказываются лишь местные базовые инструменты низкого качества (бывало, лопаты ломались по три на дню), воля, смекалка, мускулистые руки, упругий горб и один ручной лифт.
Но даже с такими жиденькими ресурсами за девять месяцев 68 циклично сменявшим друг друга людям из разных углов и уголков планеты удалось успешно завершить сложнейшие земляные работы: перекопать 950 м2 участка, установить стену из 306 габионов (проволочные или коробчатые корзины удерживают стены от разрушения в ландшафтном проекте) высотой в 3 метра и длиной в 52 метра; выкопать и устроить дренажную систему. И даже больше — построить домик для волонтеров и набрать команду учителей.
— Каждый день превращается в головоломку: «Как бы сделать что-то не так, как мы привыкли это делать, но при этом так, чтобы этим можно было пользоваться и оно не сломалось?» Инвентарь, который мы изначально закупили, вышел из строя через месяц. Стена из габионов — это предмет особой нашей гордости. С нее началось создание единственного во всей долине футбольного поля, — рассказывает Роман, делая на последнем предложении акцент, уловимый каждым, но понятный только среди «своих».



Сегодня «свои» возводят здание будущей школы и обучают детей в существующей. Веселятся, горюют и влюбляются. Живут в спартанских условиях. Спят на деревянных столах-кроватях и моются в единственном на 200 км в округе горячем душе. Едят рис вареный, рис жареный, плов, рисовую кашу, рисовые булочки, рис с перцем и пряностями, рис с маслом, рис с чесноком и рис с рисом. Временами лечат местное население. «Свои» очень медленно, но верно идут к цели — построить самую обычную школу в гималайской деревне.
А началось все с одного человека. В августе 2013 года Роман Гек, как и тысячи других до него, отправился в путешествие по Азии с целью выкарабкаться из круговой поруки успешного мужчины: «Учеба, много учебы, еще больше учебы; работа, много работы, еще больше работы; жена, дети, любовница». Роман рефлексировал под красоту пейзажей, употреблял килограммы дешевых фруктов и принял предложение Олеси Чаликовой, ставшей впоследствии одной из основательниц проекта, предпринять совместный треккинг вокруг горного массива Аннапурны.
— Треккинг мы провалили, но зато познакомились с Кришной Гаутамой, непальцем, который вместе с семью односельчанами решил обучать детей младшего возраста из своей долины и создал школу «Гималаен Спирит Академи» (Himalayan Spirit Academy). Кришна попросил компьютеры.
«Гималаен Спирит Академи» в деревне Джапхе — это единственная в долине негосударственная школа, где преподают на английском языке.
— Почему не на местном, государственном непали?
— Все образование в этой стране — на английском. Учебники с девятого класса все только на английском. Высшее — английский.



Школа представляет собой бамбуковую клетку площадью в 10 м2 с четырьмя деревянными лавками-партами на голой земле. Сегодня там обучаются 100 детей. Срок аренды земли скоро истекает, и единственное учебное заведение в регионе вынуждено будет переехать или вовсе закрыться. Правда, употребленные выше слова «школа», «обучаться», «преподавать», «английский язык» — скорее фигуральные, чем буквальные. Образование в Непале — это шутка. Как, впрочем, и волонтерство, которое некоторые не в меру предприимчивые люди превратили в один из способов отмывания и заколачивания денег. Им сложно перебороть соблазн тратить деньги на собственные нужды, когда за возможность побыть преподавателем в деревенской школе некоторые европейцы добровольно готовы выкладывать до 2000 евро за неделю.
— Я решил сперва убедиться в том, что компьютеры пойдут именно в школу, а не куда-то еще, как происходит в 90% случаев. Приехал в Джапхе, увидел эту школу без школы: в России в таких постройках держат скот, а здесь в комнатушке без окон сидели дети и — восторженно! — слушали учителя. Тогда и принял решение — надо помогать.
— Почему Непал? Почему деревня Джапхе? Если есть потребность помогать, то почему не у себя на родине, где совершенно точно есть места, где востребован альтруизм?
— Так совпало. Именно в Непале пришло понимание того, что нужно себя кому-то или чему-то посвящать и что работать ради денег или себя противно. Могло прийти и не в Непале. Да где угодно и когда угодно могло прийти. И именно здесь, в Джапхе, мое внутреннее изменение столкнулось с людьми, которым оно могло помочь, которым оно действительно было нужно. Семеро тургидов решили бороться с системой, из-за которой их дети обречены на непродолжительную жизнь в нищете. Да, они не представляли, что без помощи не обойдутся, но то, что могли сделать, они сделали, и в результате наши пути пересеклись. Поэтому я здесь. Поэтому мы здесь. Совпадение.



— То есть вы бросаете вызов нищете в Непале?
— Не могу не уловить нотку сарказма, но я понимаю, к чему клоните, — за месяцы работы в проекте у Романа явно выработался иммунитет к вопросу «Почему в Непале, а не в российской глуши?». — Тут унитаз для человека — роскошь. Половина населения долины его не имеет, притом что регион, на минуточку, считается развитым. А если во время сезона дождей один из родственников серьезно заболевает, его бросают и все равно идут работать в поле по 20 часов. Потому что если не работать летом, зимой от голода погибнет вся семья. Если в России мы говорим о качестве образования, то в Непале разговор ведется на уровне его наличия. Тут неуместны сравнения. Более того, сравнивать и не нужно.
— Поясните.
— Беда — она везде беда. А дети — везде дети. Одни и те же стеснительные девочки-подружки, мальчишки-забияки, большие и искрящиеся глаза, пухлые щеки, нелепые бантики и открытые сердца. В России, в Непале, в Руанде, в Мьянме — не имеет значения где. Гляньте на фото. Неужели увидите разницу? Эти дети хотят учиться, и мы можем им в этом помочь.


Фото предоставлено автором

— А много среди волонтеров дауншифтеров-беглецов?
— Путешествие без цели — это бегство, а осознанное волонтерство — это тяжелый труд, который ставит «чердак» на место, поэтому дауншифтеров здесь нет. Есть небезразличные люди, которым по разным причинам случилось встретиться и сплотиться в этой точке мира, — ответил Роман.
В действительности каждый из волонтеров на проекте знает, ради чего он находится в этом краю. Другие просто не задерживаются. Есть те, которые приезжают на короткий срок — не больше месяца. Есть те, которые провели на проекте более полугода. Есть и те, которые хотят увидеть открытие дверей этой школы.
Все волонтеры разбиты на две группы: учителя и строители. Последними руководит опытный строитель, американец Герман Мартинез. Ежедневно он составляет план работ и расставляет парней по участкам. Отбором учителей и организацией учебного процесса занимается Лукаш Фурманек, 36-летний поляк с педагогическим образованием. Требовательный и брутальный мужик, отпугнувший не один десяток белоручек. Он списывается с потенциальным волонтером-учителем, и дальше они вместе разрабатывают учебные программу и план.
— Мы не ставим задачи привлечь как можно больше людей. Иногда двое мотивированных «взрослых» — гораздо лучше, чем пятеро «детей». Не все готовы жить в тех условиях, в которых живем мы: бамбуковый дом, земляной пол, туалет и душ на улице. Поэтому очень важно, чтобы люди осознанно присоединялись к нам. Жаль, что таких волонтеров все равно мало. И всегда будет мало. Хоть мы и обеспечиваем питание и жилье, ехать в такую даль готовы немногие.



Лукаш
А кто едет? Есть какой-то усредненный портрет?
— Нет, наверное. Разные возрасты — от 19 до 52 лет. Разные профессии и роды занятий — архитектор, философ, экономист, шахтер, детский врач, адвокат, ИТ-инженер, диетолог, бизнесмен, плотник, географ, социолог, копирайтер, биолог, преподаватель, путешественник и другие. Разные страны — Казахстан, Словения, Чехия, Польша, Россия, Франция, Италия, Украина, Непал, Беларусь, Китай, Греция, Малайзия, Испания, Ирландия, Канада, Германия, Голландия, США и другие. Пары, друзья, одиночки. В целом, к нам приезжают очень образованные и успешные люди.
— Хватает нелепостей при отборе?
— О, да.
— Например?



— Пишут, что хватает квалификации быть строителем, и в качестве аргумента приводят тот факт, что способны отличить гвоздь от шурупа. Или вот, парень 28 лет, спортивного телосложения: «Занимаюсь йогой, медитацией, сыроед вот уже 5 лет, познаю шамбалу и увлекаюсь аюрведой. Хочу приехать и преподавать дыхательную йогу, практическую медитацию и ведическую медицину». Ответили: «Отлично! Приезжайте! Мы можем предложить вам кирку, лопату, лом и кувалду» (смеется). Или вот, классика от девушки, которая спрашивает, есть ли у нас обогреватель или кондиционер в «комнате». Отвечаем честно: «Обогреватель у нас есть, правда, он блохастый, вонючий и гавкает по ночам».
— Чапа?
— Точно. С ней вышел такой случай. Для защиты лагеря от непрошеных гостей собака была необходима. Так и появилась. Не самое сообразительное существо, конечно, но это тот случай, когда любишь за беспечность и тупизну. Она работает вместе с волонтерами-строителями, а после ходит в школу с волонтерами-учителями и спит между партами. Как любой приличной собаке, мы купили ей красивый ошейник. Немного времени прошло, и ошейники стали появляться у всех окрестных собак. В ход шло все, что попадало под руку: обруч от бутылки, газовый шланг, цепь от мотоцикла. Когда все собаки были одеты, ошейники начали появляться у водяных буйволов, коров, коз и прочей живности. И, что было предсказуемо, однажды Чапа вернулась домой без ошейника. «Сперли все-таки», — подумали все. Но через день в лагере появилась непальская мама. С грозным видом она вела за руку малыша, на котором красовался Чапин ошейник.
— Они хорошие, верно?
— Деревенские?
— Да.



— Они прекрасные, — Роман с удовольствием заговорил о волнующем его предмете. — Невероятно выносливы. Ходьба по горам для них, пожалуй, такой же естественный для организма процесс, как дыхание или еда. Я занимаюсь плаванием, бадминтоном и считаю себя человеком спортивным, но здесь я даже за пятиклассницей не могу угнаться. А еще средний непалец на две головы ниже европейца, тощий и жилистый, но при этом он может утянуть на себе огромные тяжести. Натурально как муравьи.
— Помогают?
— Чем могут. Иногда бамбук принесут, иногда овощи и фрукты со своего огорода. Однажды к нам пришла группа из трех женщин. Они попросились на стройку. Мы им сказали, что сейчас работа не женская: таскать мешки с цементом по 50 кг каждый. Те рассмеялись, сказав, что они всю жизнь этим и занимаются. Я все равно им отказал. Непал, кстати единственная в мире страна, где средняя продолжительность жизни мужчины выше женской.
— Местные власти не мешают?



Фото предоставлено автором
— Стройке школы местное самоуправление, которое в нашей долине принадлежит старейшинам, не препятствует. Старейшины — это, как правило, 10-15 пожилых мужчин из разных каст и мест в радиусе деревни; они собираются раз в месяц, чтобы принять какое-то решение.
— А власть, что повыше?
— Правительство Непала 20 лет не может конституцию принять. Непал находится в списке пяти самых коррумпированных стран мира, стран «победившей бюрократии». Ни до нас, ни до детей тем, кто повыше, нет дела.
— Неужели ни разу за все время не возникало желания все бросить и вернуться домой?
— Три или четыре раза, когда было совсем невмоготу, приходили такие мысли. Как раз в такие моменты появлялись нужные люди, поддержка, и через какое-то время все более-менее налаживалось.



Строительство школы до сих пор ведется на личные сбережения Романа. Самое удивительно в этой истории то, что с самого начала он понимал и предупреждал всех: полностью осуществить проект за свой счет и за счет редких траншей от иностранных туристов, которых привлекает Кришна, нереально. Тем не менее строительство началось, невзирая на неуверенность руководства и самих волонтеров в перспективах всего предприятия.
— Я не миллионер, и у меня не было и нет денег для таких длинных инвестиций. Мы все прекрасно понимали, что, если собираемся рассчитывать на материальную поддержку, нужно для начала показать и доказать свои намерения. Прошел год, и мы завершили земляные работы. Мы подтверждаем свое намерение и сегодня ставим задачу собрать нужную сумму для завершения строительства, и еще на оборудование самой школы.
— А если не соберете?
— Будем вынуждены остановить строительство и на пару лет уехать зарабатывать деньги. Мы достигли точки невозврата. Отступить уже не получится — слишком много людей на нас надеются.


Фото предоставлено автором

Проект на BOOMSTARTER
Проект на INDIEGOGO
Рабочий проект школы, где помимо школьных классов есть еще библиотека, общежитие для учителей и волонтеров, открытый кинотеатр, школьный храм, футбольное поле и детский сад, был разработан совместно проектирующими архитекторами Михаилом Шишиным и Лизой Дорошенко, а эскиз-концепция принадлежит Полине Исяньюловой из УралГАХА (ее работа выиграла в специально организованном международном архитектурном студенческом конкурсе).
***
Школьная система в Непале находится под эгидой местного самоуправления. Студенты обучаются до 10 класса, после чего сдают SLC-экзамены. Они и решают дальнейшую судьбу ребенка. Успешная сдача позволяет окончить школу и поступить в университет, где обучение ведется на английском языке. Если они проваливают экзамен, выбора у них нет. К сожалению, в 2012 году только 38% всех абитуриентов, обучавшихся в государственных школах, сдали SLC-экзамены, в результате чего большинство не имеет даже законченного среднего образования.


Фото предоставлено автором

Существует несколько типов школ.
Государственные. В таких школах образование условно бесплатное. Это самый распространенный тип школ. В распоряжении государственных школ есть хорошие (по непальским меркам) здания, оборудование и квалифицированных учителя. Но там не учат! Этот парадокс, с которым я столкнулся, меня шокировал. Учитель, получая государственную должность, вступает в какую-нибудь радикальную политическую партию, и его невозможно уволить. Он не посещает занятия месяцами и все равно получает зарплату и социальную страховку. Местное сообщество, которое призвано контролировать закрепленную за ним школу, этим не занимается.
Частные школы. Частные школы в Непале — это бизнес. У них не самые лучшие учителя, но школы имеют систему рейтинга и хоть как-то заботятся о качестве своего образования. При этом они слепо копируют американскую систему, заставляя учеников зазубривать все наизусть. Ученики зазубривают, но ни черта не понимают, что это означает. Инженер из Khopa college офигел, когда архитектор из Владивостока, взяв теодолит, начал отбивать отметки, посчитал грунт и сделал топосъемку. Образование заточено для сдачи экзамена, экзамен они сдают, но работать не могут.
Локальные общинные школы. Школы типа нашей. Бюджет здесь состоит из платы за обучение и пожертвований, но не может быть положительным. Фактически именно эти структуры заботятся о качестве образования, но ввиду самого механизма работы они не могут быть успешными из-за недофинансирования. Есть примеры, когда в такие школы приходили «иностранцы», и все у них становилось хорошо. Есть отличные примеры, достойные повторения, чем местные активно и занимаются.



http://siv2203.livejournal.com/180865.html

Все фото этой истории

 

Категория: Труднодоступные места ⋅ Горы ⋅ Жители ⋅ Люди

Место: Непал ⋅ Азия

 
 

Похожие истории автора

ПоездаПутешествияЛюдиТранспорт

УКРАИНА. На паровозе по Карпатам или баб-фото-тур с привкусом копоти на губах

Прокатиться в поезде по Карпатам, посмотреть на окружающие красоты, вдыхая запахи трав, смешанные с дымком, летящим от трубы паровоза. Это не кадры из исторического фильма. Такое удовольствие…

20 декабря в 19:59

ПутешествияГородаМаршрутыПрактические советы

ИСПАНИЯ. Заметки из рождественской поездки - Барселонские полезности

Продолжаю описывать свои впечатления о замечательном городе - Барселона. Барселона мне очень понравилась тем, что в ней, лично мне, было бы очень приятно и комфортно пожить. Вот мне захотелось…

01 ноября в 11:11

Святые местаПутешествияМеста силыПешком

ИСПАНИЯ. Камино де Сантьяго — куда приводят мечты

Наши страхи на поверку становятся верными друзьями, если не бояться взглянуть открыто им в глаза. И не прятаться, а сделать шаг навстречу. Путешествовать с кем-то — это весело, интересно, здорово!…

04 октября в 13:07

ГородаПрактические советыЖивотныеПутешествия

ЧЕХИЯ. Путешествие пёсика в Европу, или как провезти собаку через границу

Если вы любите путешествовать на автомобиле и если у вас есть четверолапый друг - рано или поздно встанет вопрос о том, как поехать в путешествие вместе с ним. Причиной такого путешествия может…

21 июля в 10:31

Обычаи и традицииПраздникиГородаЗамкиАрхитектура

ЛИТВА. ВИЛЬНЮС. Вересковое Рождество

Не чувствую праздника, совсем... Уже и елку купили, и запах хвои вперемешку с мандаринами расплылся по квартире. Не помогает. А еще совсем недавно праздник был внутри и вокруг. Собственно для этого…

12 июля в 20:06

ГородаПутешествияОбраз жизниАрхитектураМаршруты

ИТАЛИЯ. Италия — в одно касание

Италию невозможно прочувствовать и увидеть за один раз. Она как вкусная конфета в дорогой обертке – съешь одну, и рука сразу тянется за другой. Италия настолько многогранна, что позволяет себе…

19 апреля в 11:56

ГородаПутешествияИскусствоИсторические местаАрхитектура

ИСПАНИЯ. Каталония Гауди и Дали

Каталонии достались природные богатства и теплый климат, о которых другие регионы могут только мечтать. Неспроста туристы едут на пляжи Коста Бравы — здесь можно не только поваляться на пляже, но и…

06 апреля в 10:59