17 ноября 2016 г 11:18
 

Категория: Поезда ⋅ Горы ⋅ Природа

Место: Швейцария ⋅ Европа

Теги: железная дорога

Железные дороги Швейцарии – серьезный туристический аттракцион. Банальную аналогию между точностью выполнения расписания и швейцарскими часами вслух не произносим, но обозначаем. Конечно, и сами швейцарцы пользуются своими скоростными поездами, которые носятся по туннелям, долинам и взгорьям, с большой охотой. Но значительная часть линий проложена исключительно для понаехавших туристов. Они обслуживают высокогорные курорты, в которые по экологическим соображениям невозможно приехать на машине, а то и вовсе проложены в местах, куда простой местный обыватель никогда не поедет, зато турист пойдет косяком из-за природных красот.

В общую систему железнодорожного транспорта включены самые разные способы перемещения. Это и фуникулеры, и подвесные гондолы, и горный трамвай, и узкоколейки. Вокзалы в деревнях для разных средств перемещения стоят рядом друг с другом, чтобы, соскочив с поезда, тут же пересесть на подъемник или наоборот. Разбираться в хитросплетениях швейцарской железнодорожной сети очень интересно. Тема, обозначенная в заголовке этого репортажа, совершенно неисчерпаемая, и я некоторое время думал как ее сузить до размеров моего незначительного личного опыта, но так ничего и не придумал. Поэтому сразу оговорюсь, что это будет рассказ о жалком проценте того, что можно было бы рассказать по этому поводу.

Практически все железные дороги сразу были электрифицированы. Думаю, это из-за тоннелей: паровозы слишком дымят, и когда все это великолепие строилось сто с лишним лет назад, швейцарцы приняли жесткое решение использовать поезда только на электрической тяге.





Сейчас мы находимся в долине Лаутербруннен. Это ущелье, начинающееся от курортного Интерлакена. Красивейшее место! Асфальтовая дорожка вьётся по дну долины. Справа будет гора Шильтхорн, это откуда-то с ее ледников текут струи водопадов. На вершину Шильтхорна можно подняться тремя очередями гондолы. Первая очередь заканчивается в небольшом горнолыжном курорте Мюррен. Слева от дороги – знаменитая тройка пиков Эйгер, Мёнх и Юнгфрау. Юнгфраубан, идущая сквозь эти горы, – самая высокогорная железная дорога Европы, а до недавнего времени и всего мира, - поднимает туристов до высоты 3.5 километра. Цена за сомнительное развлечение посидеть в вагоне уникального поезда, немаленькая: по 200 долларов с носа берут они за полный билет. Я очень долго колебался, и так и не решился на такие траты. Зато, поднявшись в Мюррен и погуляв над обрывом, я смог рассмотреть эту дорогу с другой стороны ущелья.



Дороги в швейцарских Альпах частенько заканчиваются тупиком. Вот и эта дорога не ведет никуда. Долина Лаутербруннен окружена горами с трех сторон. В нее есть въезд, но нет выезда.

Мюррен (напомню, он относительно этого снимка расположен наверху с правой стороны дороги) – экологически чистая зона. Там разрешены только электромобили. Правда, фермеры и спасательные службы имеют право на грузовички-пикапы, но их число очень ограничено, буквально несколько штук. Люди доезжают до гондол подъемников по железной дороге, на машинах или на автобусах. Гондол две. Одна ведет непосредственно в поселок, другая, совмещенная с грузовым фуникулером, довозит до станции высокогорной железнодорожной ветки, и уже оттуда поезд везет в Мюррен.



Этот поезд-трамвай мотается по линии над обрывом взад-вперед каждые полчаса. К хвосту вагона привязана грузовая тележка. Один раз я видел, как на ней везли бетонный раствор, другой раз – продукты, третий раз – багаж туристов с очередного организованного заезда. Туристы при этом с комфортом сидят в вагоне. Перепад высот между конечными станциями небольшой, и поезд самый обычный. Я читал, что бегает он довольно быстро. В Мюррен можно купить железнодорожный билет, например, из Цюриха. Доезжаете до Лаутербруннена на обычном поезде, пересаживаетесь на вокзале на гондолу, дальше везет этот трамвай.



Любопытные снежные отбрасыватели перед колесами. И видно, что полотно проложено буквально по самому краю. Так красивее. Туристы очень довольны. Это для них всё сделано.





Из окна вагона открываются замечательные виды. Три вершины, за которые зацепились облака, слева направо – Эйгер, Мёнх и Юнгфрау. На седловине между Мёнхом и Юнгфрау находится обсерватория. К сожалению, на этом снимке ее не разглядеть, а приблизить я не догадался. К обсерватории и подведена железная дорога Юнгфраубан, и прямо под ней в горе расположена конечная станция Юнгфрауйох. По плану тоннель должен был привести на самую вершину Юнгфрау, но проект вышел за рамки бюджета и времени, и было решено до конца его не доводить. Это было в 1912 году. Самой знаменитой железной дороге Швейцарии уже больше ста лет.





Когда гуляешь по альпийским лугам, отовсюду доносится мелодичный звон. Неисчислимые стада коров гуляют по склонам на свободном выпасе. У каждой на шее привязан колокольчик размером с небольшое ведро. Я так понимаю, это чтобы отбившуюся от стада корову было легче найти.



Конечно, самое удивительное – это то, как легко они себя чувствуют на таких крутых склонах. Их это совершенно не напрягает. Нрава коровы не робкого, на пришельца смотрят недружелюбно. Я там гулял абсолютно один, и когда коровы взяли меня в кольцо – а им же интересно, кто это к ним пришел, – я почувствовал себя неуютно и поспешил ретироваться. Мало ли что взбредет им в их коровью голову.



Вернемся к теме.



На снимке пик Эйгер. На границе, где заканчивается зеленая зона и начинается отвесная скала, можно разглядеть черную линию на зеленом фоне, как будто прочерченную наискосок тонким карандашиком. Это и есть Юнгфраубан.



Здесь тот же вид, но я сменил объектив. Стало видно гораздо лучше. Домики в правой части – это станция Эйгерглетчер. На ней из поезда выходят отчаянные лыжники, которым нравится кататься по необорудованным неразмеченным трассам. Там же несколько отелей. Черная полоса – это на самом деле навес от камнепада, защищающий поезда. За ним небольшой туннель, и потом поезд поворачивает круто вверх к станции. Обычные локомотивы, конечно, такой подъем взять не могут. Юнгфраубан – железная дорога со средним зубчатым рельсом. Ведущее колесо локомотива представляет собой шестеренку. Она цепляет за зубчатый средний рельс и или тащит состав в гору, или тормозит его на спуске.




Несмотря на кажущуюся практическую бесполезность и невероятную дороговизну, дорога пользуется оглушительным спросом. Вагончики справа на открытом участке очень напоминают тот трамвай, что бегает в Мюррен. Это довольно старая конструкция, ей уже пятьдесят лет, и они используются в основном как вспомогательные. А вот в тоннеле видна красная полоса – это уже современный состав.

За последним домиком Эйгерглетчера рельсы круто повернут влево и войдут в гору. Поезд поедет вдоль северной стены. Там будет станция Эйгервэнд со окошками, сквозь которые можно посмотреть вниз и вверх на сотни метров отвесного скального обрыва. Еще через два километра рельсы прорежут Эйгер насквозь. Перед самым обрывом основной тоннель повернет опять на 90 градусов, и будет еще одна техническая станция, и потом уже конечная Юнгфрауйох. На ней люди могут выйти наружу из горы на ледник. А перед станцией Эйгервэнд есть ответвление, ведущее в небольшую комнату обходчиков, и в ней есть деревянная дверь наружу. За этой дверью ничего нет, только воздух. Когда-то давно покорением северной стены Эйгера занимались лучшие и самые отвязные скалолазы мира. Огромное количество их погибло. Самым драматичным стало восхождение немецко-австрийской четверки в 1936 году. Дальше займусь цитированием поразившей меня истории:

Северная стена Эйгера высотой 1800 метров представляет собой как бы вогнутую грудную клетку человека на вдохе – относительно пологие нижние склоны и вертикальные и даже отрицательные склоны в верхней части. С верхней части стены на нижние склоны почти постоянно идут камнепады и лавины. Некоторый штришок к истории покорения Эйгернордвэнда добавляет железная дорога, которую проложили внутри горы в 1912 году. Таким образом, в левой - восточной - части стены появилось несколько окон станции Эйгервэнд, а в западной правой – крепкая деревянная дверь Штолленлох (Stollenloch, дословно – дыра в тоннель).
....
Альберт фон Аллмен совершал обход железной дороги в тоннеле Эйгера. Это была его работа – следить за состоянием полотна и механизмов, смотреть не грозит ли тоннель обвалом. Около Штоленлоха была обустроена маленькая комната, где можно было отдохнуть и выпить чаю. Альберт знал, что четыре молодых альпиниста сейчас находятся на стене, он знал, что у них серьёзные трудности. И смотритель решил выйти наружу – вдруг ему удастся что-нибудь увидеть. Он открыл массивные деревянные створки и оказался на стене. Вечерняя темнота, туман и дождь не давали рассмотреть хоть что-нибудь уже в нескольких метрах. Тогда фон Аллмен сложил руки рупором и крикнул. И очень удивился, когда сверху-слева до него донёсся ответный крик. Аллмен крикнул несколько раз, что спускаться надо сюда и пошёл ставить чайник. По его представлениям, альпинисты находились не больше, чем в ста метрах от Штолленлоха, и значит, скоро должны были появиться. Полтора часа спустя никто так и не появился, и смотритель заволновался. Он опять открыл дверь и тут же услышал: «Помогите! Все остальные умерли, я один остался жив! Пожалуйста, помогите мне!» Это кричал Тони Курц. «Я справа от тебя!» - ответил Альберт и вернулся в тоннель. Из тоннеля он позвонил на станцию Эйгерглетчер, которая находилась у подножия западного склона горы. Там, как было известно Аллмену, сейчас находилась киноэкспедиция, в составе которой – три опытных гида. Восхождение на Стену было официально запрещено властями, поэтому гиды были совершенно не обязаны рисковать, спасая нарушивших запрет. Но Ганс Шланеггер и братья Кристиан и Адольф Руби решили, что с запретами и отговорками они разберутся после, а сейчас надо попытаться спасти последнего оставшегося в живых восходителя. Специальным поездом они прибыли в Штолленлох и вылезли на Стену. После довольно сложного подъёма они оказались всего в паре сотне футов от Курца. Они не могли его видеть, но отлично слышали, и Курц рассказал им, что Хинтерштоссер сорвался и сдёрнул Ангерера, который был уже практически без сознания. Ангерер упал недалеко, но был удушен верёвкой. Этим же рывком Райнера сильно прижало к страховочному крюку. Не имея возможности пошевелиться, Эдди очень быстро умер от переохлаждения. Гиды сказали, что если Тони спустит им верёвку, то они передадут ему еду и всё необходимое. Но Курц не мог этого сделать – у него не было ни верёвки, ни крючьев, ни карабинов, ни молотка. К тому же, он потерял рукавицу, и его левая рука уже не действовала.

Гиды не могли сделать ничего, у них не было даже минимального набора необходимого снаряжения. Они сказали, что вернутся утром («Нет! Не бросайте меня! Я замёрзну здесь насмерть!» - кричал Курц) и вернулись в Штолленлох.
Когда через несколько часов они опять вышли на Стену, их было уже четверо – к ним присоединился опытнейший спасатель Арнольд Глаттхард. К их радости и немалому удивлению, Курц был жив и находился в сознании. Но проблема – как же до него добраться – никуда не ушла. Пролезть по нависающей скале, отделяющей немецкого альпиниста от спасателей, не было ни малейшего шанса. Курц настаивал, чтобы гиды прошли правее – там, где поднимались восходители, а потом по верёвке спустились к нему. На подъёме остались крючья – это сильно облегчит им задачу. А спуститься три-четыре верёвки для опытных спасателей не представит никакой трудности. Швейцарцы переглянулись: Тони сам не понимал, о чём он просил. Они были опытными гидами, они водили клиентов на достаточно сложные маршруты, они участвовали во многих спасательных работах. Но они не были экстремистами и никогда не проходили маршруты шестой категории. Пройти траверс Хинтерштоссера? Даже в хорошую погоду – это для них малореально, а сейчас, когда он покрыт слоем льда – это будет чистое безумие.

И тогда гиды предложили свой план: Курц поднимается к телу Ангерера и забирает задушившую того верёвку. Потом он поднимается к Райнеру и берёт его верёвку. Если их связать – этого должно хватить, чтобы достать от Курца до спасателей. Гиды привяжут к ней всё необходимое, и Курц по новой верёвке спустится к ним.

Спустя долгих шесть часов конец верёвки с привязанным к нему камнем показался из-за нависания. Спасатели быстро привязали к ней новую верёвку, крючья, карабины и молоток, и Курц вытащил груз наверх. Длины одной верёвки не хватало, чтобы Курц смог за один ход преодолеть расстояние до спасателей. Поэтому он связал две верёвки и начал спуск. Спускался он очень медленно, рывками. И вот, когда его ноги уже показались из-за перегиба, спуск прекратился. Измученный Курц допустил стандартную ошибку: узел которым были связаны верёвки, заклинило в карабине. Намертво. Что почувствовал Курц, когда злополучный узел остановил его буквально в одном шаге от спасения, я даже не берусь представить. Ещё какое-то время он пытался что-то предпринять, ещё Глаттхард попытался ему помочь, проделав рискованный трюк. Он встал на плечи одного из партнёров и попытался дотянуться до Курца. Он даже смог коснуться ледорубом кошек Тони. Но это было уже всё. Неожиданное препятствие, когда спасение было уже так близко, высосало последние остатки сил. Какой-то неразличимый крик донёсся от него до гидов. «Что?» - переспросили они. «Со мной всё», - услышали они в ответ. Тони Курц - последний из четвёрки, пытавшейся штурмовать Эйгернордвэнд летом 1936 года - умер. Перед восхождением он сказал репортёрам: «Стена будет наша или мы умрём на ней». Он оказался прав. Его тело висело на стене, пока кто-то из гидов не перерезал верёвку ножом, прикреплённым к длинному шесту.


Эта история приключилась в августе 1936 года. Текст взят здесь http://sevich.livejournal.com/172105.html.

Обычному человеку, не обремененному необузданным желанием убиваться об стену, очень интересно побывать в таких местах. Поездить на поездах, на гондолах, издалека посмотреть на стены... Хорошо! Кстати, при строительстве Юнгфраубан погибло шесть человек, а уж сколько труда стоило прорубить такую трассу на такой высоте больше ста лет назад, и вовсе представить невозможно.



Зимой в этих краях вовсю упражняются лыжники. По всем окрестным горам расставлены опоры подъемников. Трасс немного по сравнению с более раскрученными местами, но зато простора сколько угодно. Экстремалы наверняка очень довольны.

А летом номера в отелях Мюррена оккупируют пенсионеры. Смотрите, как здесь симпатично.













Жизнь у кого-то удалась. Эта пара очень трогательно сидела на лавочке, взявшись за руки. Когда-нибудь и я где-то там буду так же... Хотелось бы...



Вид из окна гондолы вниз в долину Лаутербрюннен.

Продолжение


http://andanton.livejournal.com/77639.html

Все фото этой истории

 

Категория: Поезда ⋅ Горы ⋅ Природа

Место: Швейцария ⋅ Европа

 
 

Похожие истории автора

Озёра и рекиПаркиПешкомПрирода

США. Реки и мосты

Я начинаю серию репортажей из достаточно давнего путешествия по штату Юта. Понятное дело, это даже не баян, а баянище. Все там были, а кто не был, тот сто раз уже видел. В день мы просматриваем сотни…

29 января в 14:44

ГородаИсторические местаАрхитектура

США. Чикагские байки - часть 1

Первое впечатление от Чикаго было так себе. Город этот как-то не входит в обойму городов, в которых каждый считает своим долгом побывать, и оттого создается впечатление как бы провинции. Из-за…

22 декабря в 11:36

КухняПрактические советы

ЕВРОПА. Полезный пост: где поесть в...

Идею подкинула nhaby . Она спросила, правда ли, что в Лондоне и поесть-то негде. И тут я задумался, что мы, путешественники, как-то все больше о возвышенном пишем, нет чтобы поговорить о насущном…

06 октября в 09:38

ПаркиНациональные паркиПешкомПрирода

США. Худу в парке Арок

Происхождение слова “худу” (hoodoo) имеет отношение к черной (в смысле, негритянской) магии. Термин означает проклятие, волшебное зелье, порчу, заклинание. Худуизм – спиритический культ, весьма…

17 августа в 14:39

ГородаКухня

БЕЛЬГИЯ. Витрины Брюгге

Я подумал, что наверно уже задолбал уважаемых читателей своими длинными текстами. Для разнообразия предлагаю репортаж легкий, как взбитые сливки, которым он посвящен. Старая часть Брюгге как…

02 августа в 10:38

ГородаИсторические местаПешком

ГРЕЦИЯ. Афины, часть 1

Помните историю древнего мира в пятом классе? Мы проходили Грецию почти полгода. Черный такой был учебник, довольно толстый и тяжелый, с яркой красивой картинкой на обложке. Мальчик я был очень…

ГородаКухняЖителиИсторические места

ЯПОНИЯ. Короткий визит в Асакусу

В японских детях меня удивила страсть фотографироваться. Я раньше о таком только читал. Как только они замечали нацеленный на них фотоаппарат, сразу начинали выпендриваться и принимать якобы…

11 апреля в 11:41